“BİZNESİN BİR HİSSƏSİ 1 İLƏ DƏ ÖZÜNƏ GƏLƏ BİLMƏYƏCƏK...” - “İqtisadiyyata dəyən gündəlik ziyan 80-120 milyondur”

Əli Məsimli: “Neftin qiymətindəki artım devalvasiyanı tam olmasa da, xeyli dərəcədə gündəmdən çıxarır”

“Kimin ağlına nə gəlirsə, gətirib Azərbaycanda satır...”

Dünya iqtisadiyyatında müşahidə olunan tendensiyaların Azərbaycana da təsirsiz ötüşmədiyi danılmaz faktdır. Xüsusilə dünya bazarında neftin qiymətindəki kəskin dəyişikliklər, pandemiyanın yaratdığ fəsadlar və s. bütün dünyada olduğu kimi, Azərbaycan iqtisadiyyatında da öz dərin izini buraxmaqdadır.

“AzPolitika.info” iqtisadçı, Milli Məclisin deputatı Əli Məsimliyə Azərbaycan iqtisadiyyatının hazırkı durumu, pandemiyanın və neft qiymətlərinin ona təsirləri və digər iqtisadi mövzularla bağlı suallar ünvanlayıb. Onunla müsahibəni təqdim edirik:

- Əli müəllim, apreldə dünya bazarında neftin qiyməti az qala 18 dollara düşmüşdü. Hazırda qiymət 40 dollar civarında dəyişir. Neft bazarında son durumu necə qiymətləndirirsiniz və perspektivdə hansı ssenarilər müşahidə oluna bilər?

- Neftə münasibətdə proqnoz verərkən nəzərə almaq lazımdır ki, neft təkcə iqtisadiyyat deyil, həm də siyasətdir. Hətta siyasətdən də daha çox geopolitikadır və dünya dövlətlərinin öz maraqlarını reallaşdırmaq alətidir. Digər tərəfdən, əgər biz neftin qiymətinin formalaşdırdığı birjalara nəzər salsaq görərik ki, ora çıxarılan neft əslində dünyada satılan neftin cəmi bir neçə faizini təşkil edir. Burada siyasi, geopolitik, iqtisadi və digər amillərlə yanaşı spekulyativ amillərin də rolu olur. Bu baxımdan Azərbaycan üçün neftin qiyməti hər zaman aktualdır. Çünki Azərbaycan iqtisadiyyatında neft sahəsi aparıcı rola malikdir, bizim büdcəmizin, eksportumuzun xeyli hissəsi neftləəlaqəlidir.

Koronavirus pandemiyası ortaya çıxandan sonra neft ölkəsi kimi Azərbaycan əslində iki zərbə aldı. Bir tərəfdən koronavirusun törətdiyi fəsadlar nəticəsində təcrid siysətinə keçid oldu. Və bundan da iqtisadiyyatın bir çox sahələri zərər çəkdi. Həmçinin, büdcəmizdə neftin 1 barreli 55 dollardan götürülmüşdü, amma dünya bazarında qiymətlər bundan çox-çox aşağı səviyyələrə düşdü. Bu durum uzunmüddətli olsa, iqtisadiyyatın bütün sahələrinə təsir göstərər. Azərbaycan büdcəsi elə qurulub ki, burada neft gəlirləri və Neft Fondundan götürülən vəsait üst-üstə büdcə gəlirlərinin yarıdan çoxunu təşkil edir. Odur ki, neftin qiymətinin neçə dollar olmasından asılı olmayaraq, Neft Fondundan transferlər ayrılacaq. Yəni dünya bazarında neftin qiymətinin büdcə gəlirlərinə birbaşa təsiri yoxdur. Ancaq dolayı təsiri var. Çünki bütün sahələrə az və ya çox dərəcədə neft qiymətlərinin təsirləri mövcuddur.

Bir daha qeyd edim ki, neftin qiymətində siyasi, geosiyasi təsirlərin rolu olduğundan qiymətlərin ziq-zaqlı olması təbidir. Xüsusilə pandemiya dövründə ziq-zaqlar özünü kəskin formada göstərdi. Amma mən sonuncu müsahibəmdə qeyd etmişdim ki, neftin qiymətinin uzun müddət minimum səviyyədə qalması qeyri-mümkündür. Qiymətin aşağı olmasına neft hasil edən dövlətlərin iqtisadiyyatları yalnız bir müddət duruş gətirə bilər. Bu səbəbdən onlar çalışacaqdılar ki, qiymətlər bütün tərəflərə sərf edən səviyyədə olsun. İndi qiymətlərlə bağlı belə bir konsensus yaranıb və tərəflər qiymətdən razıdır.

- Bəs bundan sonra neftin qiymətində ciddi bahalaşma gözlənilirmi?

- Sonuncu dəfə sizin saytınıza demişdim ki, neftin qiyməti kəskin aşağı düşsə də, qısa müddətdən sonra 35 dollar civarında dolaşacaq. Proseslər, xüsusən son dinamika göstərir ki, qiymət 35 dollardan yuxarıya doğru hərəkət edə bilər. Əlavə edim ki, neftin qiymətinin aşağı olması Azərbaycan iqtisadiyyatının xarici konyukturdan və şoklardan asılı oan hissəsinə təsir göstərir. Digər tərəfdən, tədiyyə balansı mexanizmini nəzərə almalıyıq. Əgər tədiyyə balansında mənfi saldo yaranırsa, manata güclü təzyiqlər başlayır. Aşağı qiymətlər uzun müddət davam edəndə, sözsüz ki, hökumət dilema qarşısında qalır.

- Neftin kəskin ucuzlaşması bir müddət davam etdi. Sizcə, Azərbaycan bundan çoxmu itirib?

- Bunu büdcə nisbətində götürmək olar. Bütövlükdə bunun iqtisadi zərərini hesablamaq çətindir. Çünki bu prosesin birbaşa vəəlavə təsirləri var. Biz 2019-cu ilin büdcəsini götürdükdə görərik ki, neftin qiyməti büdcədə nəzərdə tutulandan çox olub. Amma bu, heç də o demək deyil ki, neft şirkəti və beynəlxalq konsorsiumlar adekvat olaraq büdcəyəəlavə vəsait ödəyiblər. Bizdə ciddi təsir adətən manatla bağlıdır. Manata təsir əsasən iki istiqamətdədir. Birinci istiqamət tədiyyə balansı ilə manata təzyiqdir. İkincisi, bizim daha çox ticarət etdiyimiz Rusiya, İran, Türkiyə və digər ölkələrin milli valyutalarında enmələr olur ki, bu halda da təzyiqlər özünü göstərir.

- Manata təzyiqdən söhbət düşmüşkən, devalvasiyanın mümkünlüyü haqqında narahatçılıqlar hələ də var...

- Neftin qiyməti aşağı düşəndə hökumət dilema qarşısında idi. O mənada ki, valyuta ehtiyatarını xərcləmək hesabına manatın nisbi sabitliyini təmin etsin, yoxsa manatın devalvasiyasına gedərək yaranan fərqlərdən uduş əldə etsin. Amma tərəzinin bir gözünə devalvasiyanın yaratdığı fərqdən əldə edilən uduş, digər gözünə isə iqtisadiyyata vəəhaliyə dəyəcək zərbə qoyulur. Məlum məsələdir ki, Azərbaycanda yerli istehsal aşağı olduğundan devalvasiya iqtisadiyyata ciddi zərbə vurur. Bir neçə ay əvvəl devalvasiya daha çox gündəmdə idi, nəinki indi. Neftin qiymətindəki artım devalvasiyanı tam olmasa da, xeyli dərəcədə gündəmdən çıxarır. Yəni devalvasiyaya gedərək hökumətin əldə edəcəyi gəlirlə müqayisədə devalvasiyanın iqtisadiyyata vuracağı zərər qat-qat çoxdur. Odur ki, bu gün devalvasiya haqqında deyil, neftdən kənar sahələrin sürətlə inkişaf etdirilməsi, idxal olunan malların ölkədə istehsal olunması və qeyri-neft sektorunun ixrac potensialının artırılması haqqında düşünmək lazımdır.

Məsələn, ötən il qeyri-neft sektorunun ixrac potensialı 2 milyard dolların altında olub. 2 milyard dollar isə Hollandiya, Avstriya kimi ölkələrin 2-3 ortabab şirkətinin eksportuna bərabərdir. Azərbaycanın potensialı daha çoxdur. Şanslar var, mən bunu havadan demirəm. Biz idxal etdiyimiz məhsulların çoxunu Azərbaycanda istehsal etməklə 3-4 milyard dollar uda bilərik. Eyni zamanda, qeyri-neft sektorunun eksport potensialını artırmaqla daha 3-4 milyard qazanmaq olar. Beləliklə, manatın neftdən asılılığını birdəfəlik aradan qaldıra bilərik. Bu isə Azərbaycan üçün hava-su qədər vacibdir.

Eyni zamanda, biz Azərbaycanı keyfiyyətsiz məhsulların satış poliqonuna aid ölkələr kateqoriyasından çıxarmalıyıq. Kimin ağlına nə gəlirsə, gətirib Azərbaycanda satır. Hazırda ölkəyə uşaqlar üçün təhlükəli mallar gətirilir və məqsəd sadəcə, yüksək gəlir əldə etməkdir. Bunun qarşısını almağın yolları çoxdur. Biz ölkə daxilində ekoloji təmiz məhsullar istehsal etsək, eksport potensialını artırsaq, bunlar insanların güzəranına da müsbət təsir göstərər.

- Ölkə artıq neçə aydır ki, karantin rejimində yaşayır. Sizcə, turizm və digər xidmət sahələri pandemiyaya görə nə qədər ziyan çəkib?

- Konkret rəqəmlər səsləndirmək çətindir. Amma bir tərəfdən özəl sektorda işləyən, digər tərəfdən kiçik biznesi əhatə edən 600 min işçiyə iki ay müddətindəəmək haqqı verilməsindən dolayı nəticələr çıxarmaq olar. Təkcəəmək haqlarının verilməsi üçün həmin qurumlara 100 milyonlarla vəsait lazımdır. Bunun konkret olaraq iqtisadiyyata nə qədər təsir göstərməsinə dair rəsmi məumatlar var. Məsələn, hökumətin rəqəmlərinə görə, iqtisadiyyata dəyən günlük ziyan 120-150 milyon manat civarında götürülüb. Mən də müəyyən araşdırmalar apardım. Azərbaycan iqtisadiyyatının görünən və görünməyən tərəfləri var. Bunları nəzərə aldıqda, hansı hesablama metodologiyasından istifadə edilməsindən asılı olmayaraq demək olar ki, gündəlik ziyan 80-120 milyon manat arasında dəyişir.

- Sizcə, Azərbaycan iqtisadiyyatının pandemiyadan əvvəlki vəziyyətə gətirilməsi üçün nə qədər zamana ehtiyac olacaq?

- Bu, ciddi məsələdir. İnkişaf etmiş ölkələrlə müqayisə aparmaq lazımdır. Pandemiya ilə bağlı rejim yumşalan kimi inkişaf etmiş ölkələrin çoxunda iqtisadiyyat, biznes strukturları rəvan şəkildə hərəkətə başlayacaq. Amma bunu Azərbaycan kimi ölkələrə şamil etmək olmaz. Sərbəstlik verildikdən sonra pandemiyanın təsirinə məruz qalan, amma buna baxmayaraq, özünü ayaq üstə saxlaya bilən müəssisələr fəaliyyətlərini davam etdirəcəklər. Lakin iqtisadiyyatın, biznesin bir hissəsi yaxın aylara, hətta bəlkə heç 1 ilə də özünə gələ bilməyəcək. Məsələn, turizm dayanıb. Hökumət dayanan strukturlara dəstək verən zaman şərt qoymuşdu ki, onlar işçilərini ixtisara salmasınlar. Bu, yaxşı haldır, amma iqtisadiyyatın öz qanunauyğunluqları var. İnzibati yolla özəl sektora “işçiləri ixtisara salma” demək real görünmür. Ayaq üstə dura bilməyən sahələr onsuz da avtomatik olaraq, işçilərini itirmiş olurlar. Bu mənada hökumət öz proqramına, qəbul etdiyi dəstək sənədlərinəəlavələr etməli, ayağa qalxa bilməyən, fəaliyyəti dayanan strukturlara və məcburən işsiz qalan insanlara da dəstəyini ifadə etməlidir.

- Belədə nə qədər insan işini itirə bilər?

- Bizdə sosial statistika istiqamətində problemlər var. Düzdür, rəsmi statistika işləyənlərin, əmək haqqı alanların sayını verir. Ancaq biz hökumətin özünün rəqəmindən çıxış edərək deyə bilərik ki, 600 min işçiyə və işsizə dəstək verdisə, deməli bu, son rəqəm deyil. Rəsmi statistikada göstərilir ki, bizdə işsizlərin sayı 80 min nəfər civarındadır. Amma dəstək proqramına 200 min şəxs cəlb olundu və sonra bu da 3 dəfə artırıldı. Ancaq bu da son rəqəm deyil. Məncə araşdırma davam etdirilməli, işsizlərin statistikası yenidən hazırlanmalıdır.

Digər tərəfdən, bizdə 80 min insanın işsiz olduğu qeyd edilir, amma 2 mindən az insana işsizliyə görə müavinət verilirdi. Sonradan bu rəqəm 20 minə qalxdı. Amma bizdə işsizlərin sayı 80 min nəfər deyil. Konstitusiyada işsiz vətəndaşın hüququ var. İşi yoxdursa, qanunvericilikdə nəzərdə tutulan parametrlərə cavab verirsə işsizliyə görə müavinət almalıdır. Hamını işlə təmin etmək mümkün deyilsə, işsizliyə görə müavinətlə yanaşı ünvanlı sosial yardımın da əhatəsi genişləndirilməlidir. Kimin orta aylıq gəliri minimum ehtiyac meyarından (160 manat) aşağıdırsa, harada yaşamasından asılı olmayaraq, onlara ünvanlı sosial yardım verilməlidir.

R. Əliyev

AzPolitika.info

Şərhlər

sual 2020-06-08 13:34:17

Sitat:.....”Yəni dünya bazarında neftin qiymətinin büdcə gəlirlərinə birbaşa təsiri yoxdur. Ancaq dolayı təsiri var”..... bu deputat müəllim özü görəsən yazdıqlarını oxuyur??? Nə deməkdir neftin qiymətinin büdcə gəlirlərinə birbaşa təsiri yoxdur??? ABƏŞ-in gəlirləri, ARDNŞ-in hasilatın pay bölgüsündə gəlirləri, xarici ölkələrdəki birbaşa investisiyalar üzrə əldə etdikləri gəlirlər və s. neftin qiymətləri ilə müəyyənləşmir??? ........Sitat:....“İndi qiymətlərlə bağlı belə bir konsensus yaranıb və tərəflər qiymətdən razıdır”.......neft ixracı ölkələrin bir qrupu qiymətdən razı ola bilər, amma istehsalın səviyyəsindən yox, çünki OPEC+ ölkələrinin hamısında istehsal azaldılıb, özüdə əhəmiyyətli (Azərbaycan üçün mən biləni azalmanın səviyyəsi 30% təşkil edir). Yeri gəlmişkən hansı hesablama üzrə Azərbaycan üçün neftin 40 doll/barr. qiyməti sərf edir??? ...bizidə başa sal, zəhmət olmasa: Dövlət büdcəsi xərclərində anacaq sosial xərclər 45% təşkil edir, üstəgəl mütləq zəruri xərclər (məsələn, faiz borcları), hesab edək 50%; neftin 55 doll. qiymətində daxilolmaların 56% ARDNF və neft sektorundandır; ARDNF-in il üzrə kəsrsiz büdcəsi 50-55 doll. səviyyəsində mümkündür. Zəhmət olmasa 40 doll/barr komfort səviyyəni bir daha əsaslandır bizdə baxaq....)))))))

Son yazılar


Новости

8 Часто задаваекмых вопросов по поводу вспышки короновируса

Вспышка коронавируса, сосредоточенная в Китае, развивается с головокружительной скоростью.В последние дни Россия и Сингапур закрыли свои границы с Китаем, и Всемирная организация здравоохранения объявила о вспышке чрезвычайной ситуации в области общественного здравоохранения. Между тем, правительство США резко усилило свой ответ - выпустило консультативную помощь на самом высоком уровне, изолировало 195 граждан, эвакуированных из Китая, и временно запретило въезд иностранным гражданам, недавно прибывшим в Китай. С учетом того, что число случаев заболевания резко возросло, достигнув 3 февраля более 17 000, с 362 смертельными случаями и масками для лица, вылетевшими с прилавков магазинов, неудивительно, что вопросы - и страхи - циркулируют вокруг 2019-нКоВ, как известно о вирусе. Однако для большинства людей в США нет причин для беспокойства. И хотя разобраться в рисках с новым быстро распространяющимся патогеном сложно, эксперты по инфекционным болезням могут помочь нам разобраться с этим. Здесь приведены ответы на самые острые вопросы о новом коронавирусе и его рисках. 1) Что это за новый коронавирус и каковы симптомы? Коронавирусы - это большое семейство вирусов, которые обычно поражают дыхательную систему. Название происходит от латинского слова corona, означающего корону, из-за остроконечной бахромы, которая окружает эти вирусы. Большинство заражают животных, таких как летучие мыши, кошки и птицы. Известно, что только семь, включая 2019-нКоВ, SARS и MERS, заражают людей. Считается, что атипичная пневмония перешла от летучих мышей к людям в Китае; MERS превратился из летучих мышей в верблюдов для людей на Ближнем Востоке. Никто не знает, откуда появился 2019-нКоВ. На данный момент считается, что он совершил скачок от животных в Ухане, Китай, городе с 11 миллионами, в конце прошлого года. Но исследователи все еще пытаются выяснить его точное происхождение. Что касается симптомов: два из семи коронавирусов, поражающих человека, SARS и MERS, могут вызывать тяжелую пневмонию и даже смерть в 10 и более 30 процентах случаев соответственно. Но другие приводят к более легким симптомам, таким как простуда. На данный момент мы знаем, что 2019-nCoV может убить, но не ясно, как часто или как его смертность сравнивается с SARS и MERS. Снизил ли Китай эпидемию коронавируса на ранней стадии? По данным Центров по контролю и профилактике заболеваний, большинство пациентов сейчас начинают с лихорадки, кашля и одышки. Ранний отчет, опубликованный в The Lancet, предоставил еще более подробную информацию. Было обследовано подмножество первых 41 пациента с подтвержденным 2019 нКоВ в Ухани.Наиболее распространенными симптомами были лихорадка, кашель, мышечные боли и усталость; реже были головная боль, диарея и кашель слизи или крови. У всех были пневмонии и аномалии легких при компьютерной томографии. Что касается тяжести заболевания: 13 пациентов были госпитализированы в ОИТ, а 6 умерли. К 22 января большинство (68 процентов) пациентов были выписаны из больницы. Совсем недавно появились сообщения о людях с очень легкими симптомами, например, о четырех случаях на юге Германии. Есть также свидетельства бессимптомных случаев. Возможно, что когда мы узнаем больше, 2019-нКоВ будет больше похож на грипп, чем на SARS. Это потому, что инфекционные заболевания, как правило, выглядят более серьезными, когда их впервые обнаруживают, поскольку люди, появляющиеся в больницах, как правило, самые больные. И уже новый вирус кажется менее смертоносным, чем как SARS, так и MERS. 2) Как распространяются коронавирусы? Мы еще не знаем, как именно распространяется 2019-нКоВ, но у нас есть много данных о том, как MERS, SARS и другие респираторные вирусы передаются от человека к человеку. И это главным образом из-за воздействия капель от кашля или чихания. Поэтому, когда инфицированный человек кашляет или чихает, он выпускает спрей, и если эти капли попадают в нос, глаза или рот другого человека, они могут передать вирус, сказала Дженнифер Нуццо, эксперт по инфекционным заболеваниям и старший ученый в Центр безопасности здоровья Джона Хопкинса. В более редких случаях человек может опосредованно подхватить респираторное заболевание, «прикасаясь к каплям на поверхности, а затем прикасаясь к слизистым оболочкам» во рту, глазах и носу, добавила она. Вот почему мытье рук является важной мерой общественного здравоохранения - постоянно, особенно во время вспышки. 3) Должен ли я путешествовать во время этой вспышки?   Турист, одетый в респираторную маску у фонтана Треви в центре Рима 31 января 2020 года. Итальянское правительство объявило чрезвычайное положение, чтобы предотвратить распространение нового коронавируса после подтверждения двух случаев заболевания в Риме. Филиппо Монтефорте / AFP через Getty Images И CDC, и Госдепартамент выпустили свои высокопоставленные предупреждения о поездках в Китай, советуя американцам избегать поездок туда на данный момент. (Эти рекомендации могут измениться по мере развития вспышки, поэтому продолжайте проверять их.) И это не только потому, что существует риск заражения этим новым вирусом. Сейчас многие авиакомпании отменяют или сокращают рейсы в Китай, частично из-за снижения спроса. «Меня больше беспокоит непредсказуемость реакции [вспышки] на данный момент», - сказал Нуццо. «Не было бы весело поехать в Китай и как-то там застрять. И возвращаясь, вы будете подвергнуты дополнительному скринингу.» Безопасно ли путешествовать во время вспышки коронавируса? Специалист по инфекционным заболеваниям объясняет. Но люди, обеспокоенные путешествиями, должны помнить, что эти рекомендации ориентированы на Китай, где эпидемия в настоящее время разворачивается. На данный момент 99 процентов приходится на материковый Китай. И более половины из них в Хубэй. «Риск заражения этой инфекцией за пределами Хубэя и, действительно, за пределами Китая, удивительно низок», - сказал Исаак Богох, профессор Университета Торонто, который изучает, как воздушные путешествия влияют на динамику вспышек, включая новую коронавирусную инфекцию. Люди с вирусом были обнаружены в других странах, поэтому ВОЗ объявила вспышку чрезвычайной ситуации в области общественного здравоохранения. Но на сегодняшний день это в основном путешественники из Китая. «Мы можем подсчитать количество людей, которые никогда не сталкивались с Хубэем или Китаем, которые были заражены этим вирусом одной или двумя руками», - сказал Богох. «Поэтому, если люди путешествуют [за пределами Китая,] ваш риск близок к нулю процентов». Что если вам нужно путешествовать и вы сидите рядом с больным? Богоч сказал, что даже не время паниковать. «Была проведена определенная работа по изучению риска заражения инфекционными заболеваниями в результате авиаперелетов. Риск заражения респираторной инфекцией воздушным транспортом по-прежнему чрезвычайно низок ». Риск возрастает, если вы оказались в шести футах от человека с респираторной инфекцией. Но даже там простая близость не обязательно означает, что вы поймаете что-нибудь. Вместо этого, чем более заразен человек, и чем дольше вы сидите рядом с ним, тем выше ваш риск. Если вы не находитесь рядом с человеком очень долго или не очень заразны, тем ниже риск. И опять же, маловероятно, что у больного даже есть коронавирус. 4) Я все еще беспокоюсь о новом коронавирусе. Что я должен сделать, чтобы защитить себя? Купить маску?   Люди носят медицинские маски в качестве меры предосторожности против коронавируса, прогуливаясь по Нью-Йорку 30 января 2020 года. Tayfun Coskun / Anadolu Agency by Getty Images В США риск для населения в настоящее время считается низким. И почти каждый эксперт в области здравоохранения, с которым говорил Вокс, сказал, что нет убедительных доказательств в поддержку использования масок для лица для профилактики заболеваний среди населения в целом. Маски полезны только в том случае, если у вас уже есть респираторная инфекция и вы хотите свести к минимуму риск ее распространения среди других людей или если вы работаете в больнице и находитесь в прямом контакте с людьми с респираторными заболеваниями. (Кроме того, есть сообщения о том, что маски и другие материалы принадлежат медицинским работникам, чтобы оставаться в безопасности.) Как технические компании пытаются справиться с мошенничеством по поводу коронавируса? Вот почему CDC советует против использования масок для обычных американцев. «Вирус не распространяется в широких кругах общества», - объяснила Нэнси Мессонье, директор Национального центра иммунизации и респираторных заболеваний CDC, на брифинге для прессы 30 января. Но люди все равно копят их по неправильным причинам. По словам Мессонье, лучшее, что вы можете сделать, чтобы предотвратить всевозможные болезни, это «вымыть руки, прикрыть кашель, позаботиться о себе и следить за информацией, которую мы предоставляем». 5) Как насчет случаев, когда люди распространяют вирус до того, как у него появятся симптомы? Разве это не беспокоит? У нас есть лучшее доказательство того, что вирус может распространиться до того, как у человека появятся симптомы, из Германии. Там, как известно, четыре человека имеют вирус. Вспышка была выявлена ​​в Баварии 27 января, когда немецкому бизнесмену был поставлен диагноз. Он встречался с коллегой-женщиной, который приезжал из Шанхая и имел вирус, но не знал об этом. Женщина только начала чувствовать симптомы - такие как лихорадка и кашель - после того, как она покинула Германию, и через несколько дней после встречи с немецким бизнесменом. Это говорит о том, что она, возможно, передала вирус человеку, прежде чем узнает, что она больна. К 28 января три сотрудника бизнесмена были диагностированы с вирусом, согласно сообщению случая Нового английского медицинского журнала. У одного был контакт с женщиной из Шанхая; двое других, похоже, получили вирус от немецкого бизнесмена. «Тот факт, что бессимптомные люди являются потенциальными источниками инфекции 2019-нКоВ, может потребовать переоценки динамики передачи текущей вспышки», - пишут авторы исследования. Но они также подчеркнули, насколько легкое заболевание оказалось у немецких пациентов. И возникает вопрос о том, действительно ли женщина была без симптомов и насколько бессимптомный риск представляет собой для общественного здравоохранения. «Даже если бы были случаи бессимптомной передачи этогоинфекции, как правило, это будут редкие случаи, и почти со всеми другими инфекциями дыхательных путей, известными человечеству, это не люди, которые ведут эпидемию », - сказал Богох. 6) Означает ли заявление ВОЗ, что коронавирус является глобальной чрезвычайной ситуацией в области здравоохранения, означает, что это станет смертельной пандемией?   Генеральный директор ВОЗ Тедрос Адханом Гебреесус (справа) вместе с руководителем Программы ВОЗ по чрезвычайным ситуациям в области здравоохранения Майклом Райаном на пресс-конференции после Комитета по чрезвычайной ситуации ВОЗ, на которой обсуждается вопрос о том, является ли новый коронавирус международной чрезвычайной ситуацией в области здравоохранения, 30 января 2020 года в Женеве. Фабрис Коффрини / AFP через Getty Images Объявление ВОЗ «чрезвычайной ситуации в области общественного здравоохранения, имеющей международное значение», или PHEIC, не означает, что это станет смертельной пандемией. Вместо этого PHEIC - это политический инструмент, который агентство может использовать, чтобы попытаться предотвратить пандемию - привлечение внимания к серьезной угрозе заболевания, вовлечение мирового сообщества в скоординированные ответные меры на вспышку, мобилизация ресурсов и предоставление странам рекомендаций о том, как реагировать, и остановить распространение болезни через границы. Генеральный директор агентства Тедрос Адханом Гебреесус очень четко заявил, что они объявили тревогу в качестве меры предосторожности: агентство обеспокоено потенциальным ущербом, который может нанести вирус в странах с более слабыми системами здравоохранения, и призвало международное сообщество оказать помощь. Он подчеркнул, что подавляющее большинство случаев по-прежнему в Китае, и что Китай быстро принял меры по контролю над вспышкой. Два ключевых вопроса, которые определят, станет ли вспышка коронавируса пандемией Хотя есть случаи, по крайней мере, в 23 других странах, они не превратились в локальные вспышки. Так что на данный момент CDC и ВОЗ все еще называют это вспышкой. Однако очень скоро эксперты в области здравоохранения могут определить, что в Китае достаточно случаев, чтобы назвать вспышку эпидемией. И если заболевание будет продолжать распространяться локально в других странах, оно может перерасти в пандемию (которая определяется как эпидемия, распространяющаяся на два или более регионов мира). «Это очень, очень трансмиссивно, и почти наверняка это будет пандемия», - сказал New York Times доктор Энтони Фаучи, директор Национального института аллергии и инфекционных заболеваний. «Но будет ли это катастрофическим? Я не знаю." Это подводит нас к вопросу о смертельности: мы еще не знаем, насколько смертельна эта болезнь. Если взять текущее количество смертей и разделить его на число известных случаев, «смертность от случаев составляет 2 процента, а в первые дни она снизилась с 3 процентов», - говорит Говард Маркел из Мичиганского университета, изучающий вспышки.«И если он будет действительно очень низким, мы, вероятно, скажем - как мы это делали в Мексике в 2009 году со свиным гриппом - что это нечто очень похожее, если не менее смертельное, чем обычный сезонный грипп». Так что, как только будет обнаружено больше таких легких или бессимптомных случаев, этот вирус может выглядеть гораздо менее пугающим. «Мы живем [с] и терпим большое количество респираторных вирусов, - сказал Нуццо, - некоторые из них даже более передаваемы, чем оценки, которые люди придумали для этого - но они не попадают в заголовки». новый коронавирус выглядит менее серьезным, добавила она, «возможно, мы отходим от сдерживания вируса как цели до минимизации его распространения». 7) Есть ли риск возникновения вспышки в моем городе?   Две женщины в лицевых масках 31 января 2020 года в Ньюкасл-апон-Тайн, Англия. Некоторые из лучших исследований по этому вопросу принадлежат Богочу и его коллегам. В последние пару недель они провели отличные исследования в городах, наиболее уязвимых к новым коронавирусным инфекциям. Что такое большой вынос? Это действительно Восточная Азия и Юго-Восточная Азия, которые наиболее подвержены риску. Исследователи - из Оксфордского университета, Университета Торонто и Лондонской школы медицины и тропической гигиены - использовали данные 2019 года от Международной ассоциации воздушного транспорта, чтобы найти все города Китая, которые приняли в течение февраля не менее 100 000 пассажиров из Ухани в течение февраля. Апрель. Затем они смоделировали, как болезнь могла распространиться из этих городов, если они столкнулись с локальными вспышками. Вот 15 из 50 лучших направлений, в которых могут наблюдаться вспышки (также обратите внимание на число IDVI - Индекс уязвимости к инфекционным болезням - число. Это показатель способности страны управлять инфекционными заболеваниями. Баллы ближе к нулю означают, что они меньше подготовлены.)   Оксфордский журнал медицины путешествий: «Никто не удивится, если в Европу и США будет экспортировано больше дел», - сказал Богоч. «Но места, в которых будет наибольший объем и количество экспортируемых инфекций, будут в центрах Восточной Азии и Юго-Восточной Азии». 8) Когда это закончится? Как объяснил мой коллега Брайан Резник, эта вспышка может быть прекращена несколькими способами. Возможно, меры общественного здравоохранения - быстрое выявление случаев заболевания, изоляция зараженных людей - остановят распространение этого коронавируса. (Вот что остановило распространение атипичной пневмонии в 2003 году.) Поскольку это зоонозная болезнь, исходящая от животного, поиск и устранение этого источника также поможет. Или, может быть, будет изобретена вакцина или противовирусный препарат, чтобы обуздать более широкую эпидемию (хотя это, вероятно, займет годы). Наконец, есть вероятность, что вирус просто вымрет.«Вспышки болезней напоминают пожары», - пишет Резник. «Вирус - это пламя. Чувствительные люди - топливо. В конце концов огонь сгорает сам, если у него кончается растопка. Вспышка вируса закончится, когда он перестанет находить подверженных заражению людей ». Существует также шанс, как сказал Нуццо Вокс, что это просто становится одной из болезней в обращении, которые обычно заражают людей. Какое беспокойство снова зависит от того, насколько серьезным окажется 2019nCoV.

Проблема климата и насколько её сложно решить

Все варианты обмена Сталелитейщик. Работа с доменной печью для производства стали и чугуна. Эта часть была впервые опубликована в октябре 2019 года и была слегка обновлена. Климатические активисты любят говорить, что у нас есть все решения, которые нам нужны для борьбы с климатическим кризисом; нам не хватает только политической воли. Хотя с точки зрения политики это действительно так - у нас, безусловно, достаточно решений, чтобы начать работу и вносить большие изменения, но с технической точки зрения это неправильно. Истинное поражение от изменения климата будет означать получение чистых нулевых выбросов углерода и в конечном итоге отрицательных выбросов. Это означает обезуглероживание всего. Каждый сектор экономики. Каждое использование ископаемого топлива. И на самом деле, есть некоторые сектора, некоторые виды использования ископаемого топлива, которые мы еще не знаем, как обезуглерожить. Возьмем, к примеру, промышленное тепло: чрезвычайно высокотемпературное тепло, используемое для производства стали и цемента. Это не сексуально, но это важно. На тяжелую промышленность приходится около 22 процентов глобальных выбросов CO2. Сорок два процента из этого - около 10 процентов глобальных выбросов - поступают от сжигания с целью производства большого количества высокотемпературного тепла для промышленных продуктов, таких как цемент, сталь и нефтехимия. Чтобы поместить это в перспективу, промышленное тепло на 10 процентов больше, чем выбросы CO2 всех автомобилей в мире (6 процентов) и самолетов (2 процента) вместе взятых. Тем не менее, подумайте, сколько вы слышите об электромобилях. Подумайте, как много вы слышите о стыдливом полете. Теперь подумайте, сколько вы слышите о ... промышленном тепле. Не очень, я думаю. Но дело в том, что сегодня практически все это сжигание происходит на ископаемом топливе, и существует очень мало жизнеспособных низкоуглеродных альтернатив. По разным причинам промышленное тепло будет одним из самых крепких орешков с точки зрения выбросов углерода. И мы даже не начали.   Цементный завод в сумерках. Цементный завод в сумерках. Getty Images Некоторый свет пролился на это слепое пятно с выпуском в конце 2019 года двух докладов Хулио Фридмана, исследователя из Центра глобальной энергетической политики (CGEP) при Колумбийском университете (среди многих предметов в длинном резюме). Первый доклад, в соавторстве с Чжиюань Фаном и Ке Тангом из CGEP, посвящен текущему состоянию промышленной тепловой технологии: «Низкоуглеродистые тепловые решения для тяжелой промышленности: источники, варианты и затраты сегодня». Второй, в соавторстве с группой ученых для Форума «Инновации для прохладной земли» (МИЭФ), представляет собой дорожную карту по декарбонизации промышленного тепла, включая набор политических рекомендаций. В этих отчетах их много, но я предполагаю, что ваше терпение к промышленному теплу ограничено, поэтому я свел его к трем разделам.Во-первых, я кратко расскажу о том, почему промышленное тепло так трудно декарбонизировать; во-вторых, обзор доступных вариантов обезуглероживания; и в-третьих, некоторые рекомендации о том, как двигаться вперед. Почему промышленное тепло является такой неприятной углеродной дилеммой Есть причина, по которой вы мало слышите о промышленном тепле: потребители не покупают его. На этом рынке преобладают крупные, малоизвестные промышленные фирмы, которые работают вне поля зрения общественности. Таким образом, в отличие от электричества или автомобилей, существует небольшая перспектива продвижения рынка через популярный потребительский спрос. Политики должны будут сделать это самостоятельно. И это будет нелегко. Крупнейшими промышленными источниками выбросов являются цементная, сталелитейная и химическая промышленность; также внесли заметный вклад в переработку, удобрения и стекло. Как группа, эти отрасли имеют три примечательные особенности. Во-первых, почти все они являются предметом мировой торговли. Их цены не установлены внутри страны. Они конкурируют с оптимизированными цепочками поставок по всему миру с минимальной наценкой. Внутренняя политика, которая повышает цены, может привести к «утечке углерода» (то есть компаниям, которые просто переезжают за границу, чтобы найти более дешевую рабочую среду и условия эксплуатации). Более того, некоторые из этих отраслей, особенно цемент и сталь, особенно ценятся национальными правительствами за их рабочие места и их последствия для национальной безопасности. Политики опасаются любой политики, которая может оттолкнуть эти отрасли. «В качестве одного из признаков, большинство цемента, стали, алюминия и нефтехимических продуктов получили экологические отказы или были политически освобождены от углеродных ограничений, - говорится в отчете CGEP, - даже в странах с жесткими углеродными целями.   Печь на алюминиевом литейном заводе. Печь на алюминиевом литейном заводе. Getty Images / Культура РФ Во-вторых, они включают оборудование и оборудование, рассчитанное на срок от 20 до 50 лет. Доменные печи иногда доходят до 60. Это крупные, долгосрочные капитальные вложения, с относительно низким товарооборотом. «Немногие промышленные объекты демонстрируют признаки скорого закрытия, особенно в развивающихся странах, - говорится в отчете CGEP, - что делает проблематичным развертывание заменяющих объектов и технологий». По крайней мере, решения, которые могут работать с существующим оборудованием, будут иметь преимущество. В-третьих, их эксплуатационные требования являются строгими и разнообразными. Общим для всех них является то, что им требуется большое количество высокотемпературного тепла и высокий «тепловой поток», способность поставлять большое количество тепла стабильно, надежно и непрерывно. Простои в этих отраслях невероятно дороги. В то же время конкретные требования и процессы в этих отраслях сильно различаются.В качестве примера можно привести сталь и чугун с использованием доменных печей, в которых сжигается кокс (форма «приготовленного» угля с высоким содержанием углерода). «Кокс также обеспечивает углерод в качестве восстановителя, выступает в качестве структурной опоры для удержания рудной нагрузки и обеспечивает пористость для растущего горячего газа и тонущего расплавленного железа», - говорится в отчете CGEP. «Из-за этих многочисленных ролей прямая замена сжигания кокса на альтернативный источник технологического тепла нецелесообразна». Цементная печь работает несколько иначе, как и реакторы, которые приводят в действие химические превращения, как и стеклодув. Разнообразие конкретных эксплуатационных характеристик затрудняет повсеместную замену промышленного тепла. Каждая из этих отраслей потребует своего решения. И это должно быть решение, которое не сильно увеличивает их расходы или, по крайней мере, предпринимает шаги по защите их от международной конкуренции. Вариантов на сегодняшний день не так много, чтобы говорить о. Варианты обезуглероживания промышленного тепла ограничены Каковы альтернативы, которые могли бы обеспечить высокую температуру и высокий тепловой поток с меньшими или нулевыми выбросами углерода? Отчет не является оптимистичным: «Путь к чистой эмиссии углерода для промышленности не ясен, и сегодня только несколько вариантов кажутся жизнеспособными». Альтернативы можно разбить на пять основных категорий: Биомасса: биодизель или щепа могут быть сожжены напрямую. Электричество: «резистивное» электричество можно использовать, например, для питания дуговой печи. Водород: технически это подкатегория электричества, так как она получена из процессов, приводимых в действие электричеством; он производится паровым риформингом метана (SMR) для производства «серого» водорода с интенсивным выбросом углерода, SMR с улавливанием и хранением углерода для получения «голубого» водорода, или электролизом, вытягивающим водород непосредственно из воды, чтобы сделать низкоуглеродистым « зеленый »водород. Ядерная энергия: Атомные электростанции, как обычные реакторы, так и новые реакторы третьего поколения, выделяют тепло, которое можно переносить в виде пара. Улавливание и хранение углерода (УХУ): Вместо того, чтобы обезуглероживать сами процессы, их выбросы CO2 могут быть уловлены и захоронены, либо CO2 непосредственно от источника тепла («тепло CCS»), либо CO2 от всего предприятия («CCS с полным оборудованием» «). Все эти варианты имеют свои трудности и недостатки. Ни один из них не близок к паритету затрат с существующими процессами. Некоторые из них ограничены интенсивностью тепла, которое они могут производить. Вот разбивка:   Требования к промышленной температуре Некоторые варианты ограничены конкретными требованиями конкретных производственных процессов.Цементные печи лучше работают с плотным внутренним топливом; резистивное электричество на внешней поверхности также не работает. Но самые большие ограничения - это затраты, когда новости несколько разочаровывают по двум причинам. Во-первых, даже самые перспективные и жизнеспособные варианты существенно повышают эксплуатационные расходы. И, во-вторых, варианты, которые в настоящее время являются наименее дорогими, не совсем те, которые могут предпочесть экологи. В отчете много говорится о методологии сравнения затрат по технологиям, но главное, что следует иметь в виду, является то, что эти оценки являются предварительными. Они включают в себя различные оспариваемые предположения, а реальные данные о производительности часто недоступны. Так что все это нужно взять с крошкой соли в ожидании дальнейших исследований. Тем не менее, вот примерное сравнение стоимости:   Сравнение стоимости промышленных вариантов отопления Вы можете заметить, что большинство синих полос, низкоуглеродистых вариантов, слишком дорого. Единственно доступными являются ядерный и синий водород. Водород является наиболее перспективной альтернативой С точки зрения способности генерировать высокотемпературное тепло, доступности и пригодности для различных целей, водород, вероятно, является ведущим кандидатом среди альтернатив промышленного тепла. К сожалению, уравнение затрат на водород не является хорошим: чем оно чище, тем оно дороже. Самый дешевый способ получения водорода, способ, которым сейчас производится около 95 процентов его, - это паровой риформинг метана (SMR), который реагирует пар с метаном в присутствии катализатора при высоких температурах и давлениях. Это чрезвычайно углеродоемкий процесс, поэтому «серый водород». Выбросы углерода от SMR могут быть уловлены и захоронены с помощью CCS (хотя сегодня они редки). Как видно из диаграммы выше, этот вид «голубого водорода» является самой дешевой низкоуглеродной альтернативой высокотемпературному промышленному теплу. «Зеленый водород» получают электролизом, используя электричество для отделения водорода от воды. Если это сделано с безуглеродной энергией, это также безуглеродное. Существует несколько различных форм электролиза, в которые нам не нужно вмешиваться. Главное, что нужно знать, это то, что они дорогие - наименее дорогой в два с лишним раза дороже голубого водорода.   Затраты на водород Вот упрощенная диаграмма затрат, чтобы сделать эти сравнения более понятными:   Промышленные затраты на тепло Примечание. Эти цифры отражают то, «что можно сделать сегодня на существующих объектах». В отчете CGEP подчеркивается, что «авторы не сбрасывают со счетов будущий потенциал для более дешевых систем». Подробнее об этом позже. На данный момент, в первом приближении, все доступные низкоуглеродистые альтернативы существенно повышают стоимость промышленных тепловых процессов по сравнению с базовым уровнем. И вот что действительно важно: в большинстве случаев улавливать и закапывать СО2 в этих процессах дешевле, чем переключать системы на низкоуглеродные альтернативы. CCS часто дешевле альтернатив с низким содержанием углерода Взять цементную продукцию. Для него требуется температура не менее 1450 ° C, поэтому единственными возможными вариантами являются водород, биомасса, резистивный электрический или CCS. Вот как бы они увеличили затраты на производство цемента («клинкера»):   затраты на производство цемента Как видите, каждая низкоуглеродистая альтернатива повышает затраты более чем на 50 процентов по сравнению с базовым уровнем. Единственные, которые не повышают его более чем на 100 процентов, - это CCS (только от источника тепла), синий водород или резистивный электрический в местах с чрезвычайно дешевой и обильной не содержащей углерода энергией. Альтернативой, которую предпочитают климатические ястребы, безуглеродный вариант, который лучше всего подойдет для большинства применений, является зеленый водород. Но это в настоящее время повышает затраты между 400 и 800 процентами. Ситуация примерно такая же для стали:   Стоимость стали И так далее, от химикатов до стекла и керамики; Практически в каждом случае самое дешевое решение по обезуглероживанию в ближайшей перспективе заключается только в улавливании и захоронении выбросов углерода. Конечно, это только в среднем. Фактические затраты будут зависеть от географии - есть ли подходящие места захоронения для CO2, дешевый ли природный газ, есть ли поблизости много воды или ветра - но нет никакой простой правды о сегодняшних альтернативах промышленного тепла: что такое зеленый не очень выполнимо, а то, что выполнимо, не очень зелено. Вот качественный график, который пытается понять эти отношения.   Промышленное отопление Что наиболее выполнимо - это справа. Что самое дорогое, так это топ. На данный момент в этом правом нижнем допустимом / дешевом квадранте не так много, кроме голубого водорода. В отчете подчеркивается, что эти начальные технологические рейтинги являются «в лучшем случае временными» и «весьма спекулятивными, неопределенными и условными.«Нужно понимать гораздо больше о стоимости и целесообразности этих вариантов. Их относительная привлекательность может быстро измениться с развитием технологий. Что приводит нас к рекомендациям. Как сделать зеленое промышленное тепло дешевле, а дешевое промышленное тепло зеленее Фридманн несколько раз подчеркивает, что одним из самых ясных результатов всего этого исследования является необходимость проведения дополнительных исследований. Доступные данные по промышленным альтернативным источникам тепла являются редкими и противоречивыми, и существует несколько попыток сравнить затраты по категориям. Самая насущная необходимость - это дополнительный анализ и исследования. Тем не менее, есть путь вперед. В документе МИЭФ рассматривается вышеупомянутая информация, а затем предлагается ряд политических рекомендаций. Первое и самое важное - это усиление государственной поддержки исследований и разработок (НИОКР). Именно здесь сообщение «у нас есть решения, в которых мы нуждаемся» может быть контрпродуктивным. Да, нам нужно немедленно начать развертывание доступных чистых технологий в масштабе. Но нам также необходимо уделить внимание тем секторам экономики, которые мы еще не знаем, как обезуглерожить. Мы должны определить перспективные технологии, как это делают эти отчеты, и начать сознательно работать, чтобы снизить их стоимость. По крайней мере, США нужно увеличить свои ежегодные расходы на исследования в области чистой энергии (около 15 миллиардов долларов) примерно в десять раз, создать некоторые региональные и отраслевые исследовательские центры и привлечь партнеров из промышленности для ускорения процесса коммерциализации. Во-вторых, промышленное тепло - это та область, где государственные закупки могут сыграть огромную роль - правительства закупают большое количество стали, бетона и химикатов. «Стандарты закупок, в которых предпочтение отдается продуктам с наименьшим содержанием встроенного углерода, могут привести к значительным изменениям в промышленном поведении», - говорится в докладе МИЭФ. В-третьих, правительство должно помочь компенсировать возросшие затраты на альтернативы с помощью фискальных субсидий, будь то кредитные гарантии, прямые гранты, льготные тарифы или что у вас есть. Общественные деньги нужны, чтобы двигаться вперед. В-четвертых, для многих альтернатив требуется новая инфраструктура (например, электрические или водородные трубопроводы), и правительство может помочь в ее создании.   Коробка передач Нужно больше таких, наверное. Shutterstock Пятое (примечание: не первое, пятое): цена на углерод будет ускорять все. Непонятно, насколько высокой должна быть цена, чтобы полностью компенсировать дополнительные затраты на альтернативы - в некоторых приложениях она, вероятно, будет неосуществимо высокой, поэтому все же потребуется политика в конкретных секторах - но любая цена вообще поможет.В-шестых, для защиты от международной конкуренции со стороны стран с более низкими стандартами тарифы на углерод могут взиматься с импортируемых промышленных товаров с более высоким содержанием углерода. В-седьмых, всегда есть хорошие старомодные мандаты: правительство может просто потребовать отказа от использования ископаемого топлива в этих секторах. Наконец, добровольные отраслевые ассоциации могут содействовать распространению знаний и передового опыта среди компаний, в то время как министерство по чистой энергии на международном уровне может сделать то же самое среди стран. Как ясно из этого списка, многое предстоит сделать, прежде чем «у нас есть все необходимые решения» в секторах тяжелой промышленности. Есть и другие сектора, которые по-прежнему трудно обезуглерожить (судоходство, тяжелые грузы, самолеты), и все они выиграют от такой же политики. Нам нужно развернуть то, что мы знаем, и узнать больше о том, чего мы не знаем одновременно. Последнее замечание об электрификации Эти два отчета могут показаться про-CCS, но это не главное, что нужно от них отнять. Даже если это правда, что CCS является самым дешевым текущим вариантом декарбонизации для некоторых отраслей и секторов, он просто не будет доступен во многих областях. И в долгосрочной перспективе цель все еще должна состоять в том, чтобы по возможности искоренить ископаемое топливо, сделав альтернативы более осуществимыми и менее дорогостоящими. Единственное технологическое решение с потенциальным путем снижения кривой затрат до уровня конкурентоспособности с ископаемым топливом (по правильной цене) - это электрификация. Приведенные выше диаграммы показывают две вещи об электрификации промышленного тепла. Во-первых, резистивное электричество - это единственный низкоуглеродистый вариант промышленного тепла, конкурирующий с CCS или голубым водородом, и только в этом случае чистое электричество чрезвычайно дешево и в изобилии. И, во-вторых, единственная действительно безуглеродная, неограниченная, универсальная альтернатива - это зеленый водород, который требует обильных возобновляемых источников энергии. Оба приводят доводы в пользу абсолютной необходимости удешевления чистой электроэнергии. В текущих ценах и с современными технологиями у полностью или в основном возобновляемой сети будут проблемы с промышленным теплом, которое требует огромных, интенсивных количеств энергии, надежно и непрерывно поставляемых. Некоторые промышленные приложения могут вовремя сместить свои потребности, чтобы приспособиться к возобновляемым источникам энергии или сделать их процессы прерывистыми, но большинство не могут. Им нужна управляемая, управляемая сила.   Электродуговая печь. Электродуговая печь.Getty Images / iStockphoto Построение энергосистемы на основе возобновляемых источников энергии, которая могла бы обслуживать тяжелую промышленность, потребовало бы гораздо более дешевого и энергоемкого хранилища, большей и лучшей передачи, более интеллектуальных счетчиков и приборов и лучшего реагирования на спрос, но, прежде всего, это потребовало бы чрезвычайно дешевого и обильного углерода. бесплатное электричество. Все становится проще, если чистая энергия становится дешевле. Это верно для резистивного электричества, это верно для зеленого водорода, и это верно почти для всех трудных для декарбонизации секторов. Дешевое, обильное, чистое электричество - это единственный путь к действительно устойчивой энергетической системе, объединенной вокруг энергосистемы и свободного обмена электронами. Технологии экологически чистой энергии угрожают разрушить энергосистему. Вот как он может адаптироваться. Хотя CCS может быть самым дешевым доступным вариантом для некоторых секторов сегодня, это не может быть конечным пунктом назначения; это должно быть временным. Нам необходимо максимизировать количество CO2, которое мы извлекаем из воздуха, и закапывать его, снижая концентрацию в атмосфере и минимизируя количество, которое мы выделяем. Это может быть неосуществимо в ближайшее время, но в некоторых временных масштабах должно преобладать электричество (и водородное топливо, которое оно может создать). Таким образом, стоит добавить последний кусочек политической рекомендации, о чем явно не говорится в отчете МИЭФ: сделать электроэнергию без выбросов углерода дешевле, любыми необходимыми средствами. Расширить налоговые льготы на возобновляемые источники энергии и расширить их на другие технологии экологически чистой энергии; принять национальный стандарт экологически чистой энергии; пройти отраслевые стандарты производительности; строить междугородние линии электропередачи; использовать государственные закупки; исследования и коммерциализация передовых ядерных и геотермальных технологий; исследовать новые русловые гидроэлектростанции; и ради бога, назначьте цену на углерод. На безуглеродном электричестве держите педаль на полу. Даже когда речь идет о промышленном тепле, которое является настолько сложным, чувствительным к ценам и разнообразным в применении - где CCS может быть лучшим краткосрочным способом - все еще остается верным, что снижение затрат на чистую электроэнергию делает все проще в долгосрочной перспективе. «Дайте мне точку опоры и место, чтобы стоять, - сказал древний математик Архимед, - и я переверну мир».«Дешевое, обильное, безуглеродное электричество - точка опоры для рычага Архимеда, точка рычага, которая делает возможным перемещение остального мира